tendresse.
Я видала такую чепуху, по сравнению с которой эта чепуха — толковый словарь (с).
Живые Люди (Вонгозеро #2) [Яна Вагнер] ***
Дочитала вторую часто Вонгозера, и финал у него все равно немного открытый. В принципе, в первой части была не точка и даже не точка с запятой; тут же, наверное, можно и закончить, потому что ничего нового в третьей части (если она будет) не случится. Есть надежда, и такой финал вполне сгодится за окончательный.
Вообще же эта часть мне понравилась меньше первой. Без нее первая бы не смотрелась, потому что это полноценное продолжение, но оно явно слабее, чуть-чуть вымученнее. Первая половина как будто другой жанр - слишком много историй героев, которые, по большому счету можно вырезать. Трагедия там, где и без того тошно.
В этой книге особенно яркая, крупная, бросающаяся в глаза тоска. Она была и в начале, в первой книге, но тут она достигла апогея. Героиня слишком безысходна. Очень мало светлых пятен, которые бы уравновесили историю. Парочка есть, но их мало, и их глотаешь, как кислород в вакууме. Конец меня откровенно разочаровал. Тут будут спойлеры, так что кат. Героев она нещадно поубивала, но это даже ладно, в основном они были второстепенными. А вот мужа главной героини она "потратила" бездарно - он пропал и женщины почти не страдают, это скатывается, как капля по гусиным перьям. Конец вообще уже такой выдушенный, выкачанный. Как будто героиня выдохнула все, что могла, и это уже так, остатки абсолютно бесчувственные и бессмысленные, как головокружение и отчаяние, когда уже плевать на то, что это конец и все непоправимо и невозможно плохо. За двадцать страниц до конца она впадает в какой-то фаталистический ступор, когда уже неясно, какого хрена она делает и чувствует. Такое может продлиться страницу-две, но не до самого конца. Как будто сама автор сдалась и вытащила остаток текста на одной ноте, так и не опустив его в тонику с заевшей субдоминанты.
Итог: половина книги - женская драма, вторая половина - чуть-чуть выживания и собственно постапокалипсис, который был заявлен с самого начала первой книги. Четыре балла, потому что написана по большей части так же хорошо, как и первая, но не дотягивает, сбивается куда-то в сторону, и конец немного (совсем) не такой, как хочется.

Почитала отзывы после прочтения, и изумило довольно большое количество негатива (на фоне позитива теряется, но все же). Например, некоторые ругают язык. Да, местами она просто запутывается в предложениях на страницу и в собственном несвязном бормотании. Но это простительно на фоне тех тропов, которые она с журналисткой ловкостью переворачивает, выворачивает и вкручивает туда, где ждешь одного существительного - и все. Многие пишут, что в тексте засилье глаголов и вообще нет метафор. Я изумилась. Текст просто пересыпан этими самыми тропами, или вы просто не умеете их различать? Еще жалоба: язык как в номере Космополитан. Я не читаю женские журналы, но как-то просматривала, и уж что-что, а писать эти журналистки (даже в женском журнале) умеют. Тема не важна, но вот писать (не собирать предложение из подлежащих и сказуемых, а обыгрывать их), вот это они умеют. Или эти рецензенты просто не чувствуют лингвистической стороны и ругаются на само содержание текста, а не его форму? Я просто не понимаю. Я лингвист, я сама пишу и много читаю, и в основном классику, а не новомодную чушь (это сейчас я как-то всмотрелась в фантастику, и то морщусь, читая, потому что большинство написано довольно посредственно), так что я в первую очередь смотрю на форму, даже не на сюжет. Подобный язык я видела у Цвейга, когда мысль не просто дается на тарелочке, а оборачивается в несколько слоев упаковки, ленточек, веревочек, и тебе еще нужно докопаться, развернуть, осознать.
Я не понимаю таких рецензентов - кто они? Я давно уже таких вкусных тропов не встречала, я просто нарадоваться на них не могла. Люди, окститесь. Это же прекрасно.

@темы: учиться, учиться и еще раз учиться, размышлятельно, мадемуазель во печали, киношное и книжное